RSS
Добро пожаловать

Уважаемые посетители, приветствуем вас на сайте Бельгийской Федерации Русскоязычных Организаций!

Попечители
Новое видео

Афиша

Блог редактора
Вся реклама

Выдающиеся соотечественники

Никифор Алфери. Первый русский эмигрант
16 Июнь 2020
Мы часто говорим о чужбине в контексте ХХ века, но отъезд русских за границу на ПМЖ происходил задолго до этого. Да, масштаб был гораздо меньше, но потрясения русской истории толкали некоторых наших соотечественников искать лучшей доли в иных странах

Кто был первым русским эмигрантом? Ответ на вопрос покрыт мраком, установить эту личность едва ли удастся. Это мог бы быть Святополк Окаянный, убийца своих братьев Бориса и Глеба — он умер в изгнании между «ляхи и чехи», когда проиграл Ярославу Мудрому борьбу за власть. Или это могла бы быть Анна Ярославна, королева Франции 1051–1069 годов, о которой в народной памяти до сих добрая слава.

Но в этом материале поговорим о другом русском эмигранте, уехавшем в Англию учиться, принявшем другую веру, ставшим священником и настоящим джентльменом.

Никифор — так тогда звали эмигрантов


Наш рассказ — о Никифоре Олферьеве или Никифоре Алфери (1586 — 1666). Уехав один из первых из Московии учиться в Англию, после Смуты он почёл за благо остаться там и служить англиканским священником. Пожалуй, это и есть один из первых русских эмигрантов Нового времени — тот, кто поехал учиться и остался. Это альманах, посвящённый англиканским священникам, оставшимся верными своей вере и церкви, короне и родине. Одним из таких героев Уолкер преподнёс Алфери. Почему? Давайте узнаем.

Никифор, разумеется, был не бедняком, а выходцем из элиты. Его отец — дьяк Алферий Михайлович Григорьев. Впервые он упоминается в источниках в ноябре 1568 года, когда повстречал литовского посланника. О причастности к опричнине данных нет. В 1572 году он участвовал в Шведском походе из Новгорода.

Видимо, за заслуги перед государем он возглавил Казённый двор, ведал производством и хранением ценностей казны, торговыми операциями для царских нужд. В 1587–1589 годах был дьяком в Твери и Новоторжке, после чего его, видимо, не стало. У Никифора, разумеется, были братья — Семён и Иван. Есть также и данные, что Алфери поступил не очень хорошо, оставив в России жену и детей — Степана, Фёдора и Елизара.

Старый английский двор в Москве, где размещалась английская Московская компания (1551−1698 гг.)
Многие думают, что лишь Пётр І (1672 — 1725) решился отправлять на обучение в заморские края, чтоб дети вернулись и «подняли страну с колен». Но был за сто лет до него и другой царь-реформатор, незаслуженно оставшийся в нашей памяти как «детоубийца и узурпатор». Я о Борисе Годунове. Вот о ком точно можно сказать «хороший администратор». За семь лет правления Годунов выиграл войну со Швецией, наладил систему управления на местах и обеспечил хлебные запасы для народа. Более того, Борис Феодорович предпринял амбициозный образовательный проект.

Ещё во времена Ивана IV (Грозного) к нам приехал Ричард Ченлор, ставший первым послом королевы Елизаветы. Как вы помните, наш царь даже сватался к повелительнице Туманного Альбиона. Через порт Архангельск шла бойкая торговля между Англией и Россией, открылся Английский двор. В этом здании на Варварке, что открыто и сегодня как музей, встречались боярские и дворянские сыновья московские с западными сверстниками, поражались их знаниям и эрудиции в совершенно разных вещах.

Борис Годунов желал превзойти достижения сурового царя и хотел приблизить страну к Европе, получить репутацию нового просвещённого деятеля. Мы знаем, что при Годунове почти не было смертной казни, что было неслыханно для Европы того времени. Царь Борис выбрал нескольких боярских сынов «для отвоза в аглинскую землю для науки латинскому и аглинскому и иных… языков и грамоте». Вернувшись, они бы стали толмачами в Посольском приказе. Но Смута надвигалась на Русь.

30 июля 1602 года, когда Григорий Отрепьев уже в Польше уверял воевод, что именно он и есть царевич Дмитрий, английское судно отбыло от пристани Архангельска, увозя четырёх русских людей на далёкий остров. Нам известно, что королева Елизавета дозволила иностранцам исповедовать православную веру, хотя англиканство было тогда единственной верой под страхом тюрьмы. Чтобы юноши не «разгулялись», над ними велено было следить послу и агентам Московско-Английской компании.

После приёма у Елизаветы их отправили в разные университеты. Никифор поехал в Кембридж, где поступил в колледж St John’s, затем учился в Clare College. Как мы знаем, Никифор получил степень бакалавра в 1612 году (учился около 9 лет там!), а в 1615 году — магистра.

Русские пираты

Оставшиеся в Англии боролись за право учиться и жить, не голодать и работать очень долго. Не всем удалось. Часть умерли от болезней и голода. Другие — не завершили образование и работали, где им позволяли — растворились и стали обычными жителями Альбиона. Есть два ярких примера.

Софон Кожухов, прибывший в Англию вместе с Никифором, в 1609 году заключил контракт с Ост-Индийской компанией. Софон служил на Борнео, где работал… ювелиром!

На острове Ява в те годы поселился другой боярский сын — Казарин Давыдов. Он бросил учёбу и нанялся торговать на далёкие острова кофе, сахаром и пряностями. В архивах сохранились письма от Дэвида Кассариана — так звались русские сыны боярские. Но жизнь обоих эмигрантов оборвалась в начавшейся войне с Нидерландами. В Кожухова попало ядро вражеской пушки, а Казарин сгинул в голландском плену.

Пастор Никифор

Никифору Алфери повезло. В Кембридже он подружился с сыном сквайра Джоном Биделлом. Его отец торговал с Россией и оплатил учёбу Никифора. Окончив теологию, Никифор принял англиканство, в 1618 году получил приход и стал священником в маленькой церкви Св. Марии в селении Вулли в графстве Кембриджшир, которое располагалось неподалёку от имения Биддела. Там он прилежно служил и проповедовал по всем законам 39 статей Church of England. Здесь же, как подобало начинающему духовному лицу, Никифор женился Джоанне Бетт, которая была дочерью священника. У них было 11 детей.

Да, учёба избавила Алфери от ужасов Смуты на родине, кошмара и анархии, голода и убийств с 1605 по 1613 годы. По последним исследованиям, в Европу при Годунове успели всего отправить 18 боярских детей, двое из них вернулись на родину при Михаиле Романове (1613 — 1645) и впоследствии служили в Посольском приказе (аналог Министерства иностранных дел).

После избрания на царство Михаила Фёдоровича Романова в 1613 году о студентах внезапно вспомнили. Посол Алексей Зюзин обратился в Тайный совет Англии с просьбой разыскать четырёх русских, некогда отправленных на учёбу. Нашли только Никифора. На просьбу о возвращении он ответил отказом. Попытки вернуть Алфери домой продолжали ещё которое время, но после прекратили, когда поняли, что никто их в Англии не держит. Посол считал, что отречься от веры его вынудили, но оказалось, что Никифор искреннее уверовал в англиканство.

Пастор Алфери в долгой Гражданской войне принял сторону короля, хотя его графство Кембриджшир поддерживало Кромвеля. Борьба с пуританами шла не в пользу монархистов, в 1643 году индепенденты (протестанты-сторонники Кромвеля) лишили Алфери сана и изгнали из собственного дома. То, что он выжил — чудо. Далее след Никифора потерян. Мы знаем лишь, что он жил где-то неподалёку от Вулли, вероятно, за счёт того, что преемник Алфери по приходу выделил ему пенсию в размере одной пятой церковного дохода. Вот так, война войной, а даже оппонентов не бросали.

Перетерпев в нищете протекторат Кромвеля, после восстановления монархии в 1660 году Никифору вернули приход и дом. Из-за преклонного возраста он попросил об отставке. Под конец жизни Алфери переехал в дом старшего сына в Хаммерсмите (ныне боро Лондона), где провёл последние годы жизни. Он умер в 80 лет, в 1666 году, став настоящим джентльменом и проповедником, защитником королевской власти.

Биография Алфери описана Джоном Уолкером в книге «Страдания духовенства» как один из примеров верности англиканского духовенства перед лицом мирских страданий. Уолкер решил сочинить легенду, что Алфери даже принадлежал к царской семье и был вывезен из России для спасения от польских захватчиков, а после окончания Смуты его дважды приглашали на родину, чтобы «возвести его на трон его предков».





Назад
0 ()
Псевдоним:
Courriel:
Комментарий:
Оценка: