RSS
Добро пожаловать

Уважаемые посетители, приветствуем вас на сайте Бельгийской Федерации Русскоязычных Организаций!

Попечители
Новое видео

Афиша

Блог редактора
Вся реклама

Россия и диаспора

Игорь Бутман. Надо строить Русский мир
11 Август 2011

Мой любимый метод в искусстве – импровизация. Импровизация – это то, что привлекает меня в джазе. Это то, что непредсказуемо. Ты ставишь себе задачу и стараешься ее решить через импровизацию. И никогда не повторяешься. Иногда даже хочешь повторить, но не получается.

Так и в жизни. Мое возвращение из Америки не было ни типичным, ни уникальным явлением. Уехать в США в 1987 году – это была мечта любого джазового музыканта. Впрочем, разрывая с Советским Союзом, я абсолютно не порывал с Россией. Когда поменялся строй, когда страна стала демократическая, со всеми плюсами и минусами, но свободная, я стал приезжать, выступать. Увидел неподдельный интерес к моему творчеству, а главное – честолюбивое желание доказать, что и мы можем дать миру что-то весомое в джазе. Я это почувствовал. И остался.

Хотя мне грех жаловаться, на западе моя карьера складывалась как нельзя лучше. Я играл с Чиком Кориа и Гарри Бертоном. Затем Дейв Брубек, Гровер Вашингтон, Пэт Мэтини. Я выступал на лучших площадках мира. Но на родине меня встретили с распростертыми объятиями, открыли все двери. И в этом суть.

Есть люди, которые даже не хотят думать о России. Они уехали и стали там англичанами, американцами и т.д. Некоторые интересуются по инерции: ну как там в Москве? Ты рассказываешь, а им все равно. Есть и такие, кто искренне переживает за то, что происходит на родине, интересуется политической жизнью, культурной, смотрит телевизор. Но многие – на уровне любопытства.

Однако процесс обратим. Это мы, Россия, должны бороться за этих людей. Для того чтобы использовать их таланты и жизненный опыт. Но бороться за тех, кто действительно помнит и любит Россию. Они для нас должны быть как родные. И мы обязаны о них заботиться. Кстати, многие из них имеют российские паспорта.

Мы должны радоваться их успехам, как своим. Если живущий за рубежом русский ученый получает Нобелевскую премию, его надо приветствовать как Гагарина. Ведь очень многие покинули родину, чтобы забыть страну, где у них были неприятности, неуважение, нелюбовь, оскорбления по национальному признаку, по жизненному. Вот это надо исправлять. Люди должны понимать, что в России их ждут, что им здесь рады, что родина оценит их таланты.

А России эти люди просто необходимы. Потому что это люди с абсолютно другим, новым жизненным опытом, которые пробились в стране хоть и с меньшими в какой-то степени бюрократическими препонами, но с большей конкуренцией. Особенно в музыке. В джазовой музыке – 100%. Нам необходимы такие мастера, чтобы они возвращались и передавали свой опыт – музыкальный, жизненный. Их не надо насильно возвращать. Им надо предоставить возможность проявить себя здесь. Это наши люди, с ними легче общаться. И музыканты, и художники по большей части патриоты. Много воспоминаний, много общих мест. Они помнят и любят свою родину.

При этом нет универсальной формулы. У кого-то карьера на западе пошла вверх. И ладно, отлично. Но пусть он знает, что Россия гордится им, как мать гордится своими сыновьями. Пусть понимает, что здесь ему всегда рады, что для него здесь всегда накрыт стол и постелена кровать.

Вот музыкант, с которым мы сейчас сотрудничаем, Николай Левиновский, у которого я мечтал работать еще в Советском Союзе. Он эмигрировал в 1992 году и до сих пор живет в Америке. Ему там нелегко. Он старше меня, ему сложнее пробиться. Но сейчас у него творческий ренессанс. С моим оркестром мы делаем очень много русской музыки, обрабатываем Мусоргского, Бородина. Конечно, с годами он полностью переключился на американскую жизнь, но наш творческий союз снова сделал его востребованным на родине, и ему приятно приехать выступить в своем Саратове или в Москве. Таких выдающихся творческих людей надо как можно больше привлекать к жизни в России, не забывать.

Россия, как мать, не должна отказываться от своих детей. Бывает, дети отказываются от родителей, на какой-то период уходят. Но они обязательно вернутся. А мать помнит своих детей всегда. И если еще не угасла любовь, то ее надо поддерживать. Особенно талантливым людям необходимо напоминать – вас здесь ждут, вы здесь нужны. Потому что зачастую люди уезжают потому, что здесь их отталкивают, обижают.

Часто слышу: музыка – явление космополитичное. Пожалуй. Но музыканты далеко не всегда космополиты. Да и космополиты состоят из людей с определенными национальностями. Тот же Хворостовский Дмитрий – русская фамилия, русское имя. Он из России – это его визитная карточка. Великий русский баритон. Что в этом плохого? Нельзя же сказать: великий космополит Хворостовский. Конечно же, русский. А Джейсон Норманн – великая американская певица. А Монсерат Кабалье – великая испанская певица. Это нормально. В этом прелесть. Итальянская школа пения, русская школа пения. У всех своя национальная гордость, свои особенности. Это как раз хорошо, что они не роботы космополитичные, а каждый имеет свою изюминку. Даже акцент. Как бы мы воспринимали Эдиту Пьеху без ее акцента? В мире музыки акцент только добавляет индивидуальности исполнителю.

Что нас объединяет? Во-первых, язык. Во-вторых, история. Причем история, которая знает и великих русских, и великих грузин, которые были у нас помимо Сталина, и великих немцев, голландцев, шведов, и татар великих. Которые все вместе и составляют культурную традицию России. Так же как в Америке. Так же как в Израиле, где тоже разные евреи есть: восточные, западные.

Россия всегда принимала разные культуры. И европейские, и азиатские. В этом наша сила. Мы же не можем петь только русские народные песни, которые – копни – и не русские вдруг, и не народные. Взять "Очи черные". Русская песня. А слова написаны этническим украинцем, музыка – уроженцами Германии и Норвегии. Но это все равно – русское. Русская классическая музыка началась, в общем-то, с Глинки. Но откуда она пришла? Из Италии и Германии. А сегодня одни из самых исполняемых музыкантов в мире - Рахманинов, Скрябин, Шостакович.

Это как в джазе. Африканские негры были привезены в Америку. Они пели свои песнопения. Появились талантливые люди, которые их услышали, оставаясь при этом в лоне английской музыки, креольской, еврейской. Они переняли атмосферу. И стали петь свои сперичиусы. А негры переняли у белых христианскую культуру и соединили ее со своими корнями. Блюз, сперичиус – это, конечно, афроамериканское искусство. Африканского там очень много: ритм, танец, пластика. Но и много музыки, которая "сделана" на другом континенте, в Европе. А многие вещи, которые потом стали использовать в джазе, пришли от еврейских музыкантов. А в итоге – имеется великая джазовая культура, перед которой я склоняю голову.

Мы гордимся прошлым. Но и настоящим надо гордиться. Конечно, для настоящего должно пройти время. Оно должно дать осадок, настояться, как борщ: сразу поешь – не вкусно, а на другой день – ум отъешь. Но и сейчас имеется предмет для гордости. Успехи того же Хворостовского, той же Нетребко в классической музыке. Подъем в джазе, к которому и я приложил усилия. Имена Мацуева, Башмета. Все эти люди рядом ходят. Их можно потрогать, с ними можно поесть, выпить. Поэтому их ценность как бы немножко нивелируется. Но это ничего не значит. В будущем на них будут смотреть, как на богов.

Я пока оптимист. Надо строить Русский мир. Англичане, американцы стоят свой мир. Французы строят свой мир. Итальянцы. Почему бы и нам не построить свой? Что, у нас ума не хватает? Или желания? Или нам ничего не надо? Нет, надо. Надо строить Русский мир вне границ. Такой, чтобы о нем все знали и чтобы его все любили.

Справка:

Игорь Михаилович Бутман. Родился в 1961 г. в Ленинграде, 1980 г. окончил музыкальное училище им. Мусоргского по классу саксофона. В 1987 г. музыкант эмигрировал в США и поступил в престижный Berklee College of Music в Бостоне. После окончания колледжа переехал в Нью-Йорк, где начал выступать с оркестром знаменитого виброфониста Лайонела Хэмптона, Пэтом Мэтини, Джо Ловано, Арчи Шеппом, Рейчел Зи, с квартетами Билли Тейлора, Уолтера Дэвиса и с квинтетом Монти Александра.

В 1997 г. Игорь Бутман вернулся в Россию и вскоре организовал Igor Butman Jazz Orchestra, собрав в нем лучших джазовых музыкантов России. Оркестр не раз выступал в Карнеги-Холле, Линкольн-Центре, легендарном джазовом клубе Birdland и других не менее престижных концертных площадках мира. Cаксофонист открыл два Джазовых клуба Игоря Бутмана в Москве — на Чистых Прудах и на Соколе.

Игорь продюсирует 2 крупнейших джазовых фестиваля в России — "Триумф Джаза" (Москва) и "АкваДжаз" (Сочи), а также руководит собственным звукозаписывающим лейблом Butman Music, выпускающим альбомы российско-американских джазовых проектов.


Помни Россию



Назад
0 ()
Псевдоним:
Courriel:
Комментарий:
Оценка: