RSS
Добро пожаловать

Уважаемые посетители, приветствуем вас на сайте Бельгийской Федерации Русскоязычных Организаций!

Попечители
Новое видео

Афиша

Блог редактора
Вся реклама

Выдающиеся соотечественники

Русский след в западном глянце. Часть III: Time Inc.
02 Апрель 2019
После рассказов о судьбах русских дизайнеров, фотографов и художников в модных глянцевых журналах Harper’s Bazaar, а также Vanity Fair и Vogue переходим к изданиям самого крупного «глянцевого» американского медиахолдинга — «Time Inc.». Без журналов Time и Life представить западную прессу XX века невозможно, и даже здесь нашим эмигрантам нашлось место. Насколько важным и влиятельным оно было?
Хотя каждая эмигрантская судьба — это отдельная история со своими неповторимыми обстоятельствами, уж очень часто эти судьбы похожи друг на друга, прямо до некоторых деталей. Вот взять, например, двух героев, которым посвящена наша последняя статья о мире глянца. Два Бориса: Борис Фёдорович Шаляпин и Борис Михайлович Арцыбашев. Оба — сыновья известнейших отцов, деятелей русского масскульта до 1917 года и известных эмигрантов после революции. Оба наиболее проявили себя в США, а именно в Нью-Йорке, работая на одну из ключевых медиакорпораций Америки — Time Inc., определявшей информационную повестку Штатов середины ХХ века или, как нынче модно говорить, «нарратив».

И русская, и английская пословица говорит нам, что не следует судить по обложке. Однако для Борисов мы сделаем исключение. Именно за их умение рисовать обложки их и ценил работодатель, на которого они проработали более 20 лет, оформляя такие определяющие печатные издания, как журналы Time и Life.


Иллюстрация «Cybernetics» для журнала Esquire, 1952 год, США. Она хорошо характеризует обоих Борисов — те трудились как настоящие роботы для Time Inc., произведя бесчисленное количество великолепной графической продукции

Хотя оба Бориса перебрались в Большое Яблоко ещё в межвоенный период, пик их работы приходится на золотой век Америки, который наступил после начала Второй мировой войны. Всё самое лучшее в мире (валюта, машина, пресса и даже мечта) внезапно стало сугубо американским. Конец этого периода обычно относят на середину 1960-х годов, когда убьют президента Джона Кеннеди, американские политики откроют ящик Пандоры, проведя реформу гражданских прав и миграционную реформу, а на мировом рынке опять прочно закрепятся со своими товарами немцы, французы, японцы. В те же годы оба Бориса заканчивают своё сотрудничество с изданием Time, где они на двоих — но не вместе — оформят в целом около 600 обложек.


Обложка журнала Time, сентябрь 1960 года. Борис Арцыбашев

Зачастую это были портретные работы главных знаменательных персонажей и исторических фигур того времени, по которым можно изучать мировую историю отрезка 1940–1960-х годов. По качеству сии работы заслуживают не просто выставки или небольшого уголка в любой приличной столичной галерее, а отдельного зала и постоянной экспозиции.

Chameleon


Обложка автобиографической книги Бориса Арцыбашева «Как я вижу» («As I see it»), 1954 год, США

Имя писателя Михаила Арцыбашева, тятеньки Бориса, уже стёрлось из памяти среднего русского человека, но было на слуху у образованной русской публики начала ХХ века. Михаил Петрович, русский шляхтич из Харьковской губернии, в своей прозе и заметках брал не глубиной, а скорее эпатажем.



До эмиграции он стал знаменит своим романом 1907 года «Санин», который критики примечали за обилие в нём откровенных сцен (так и говорили — «порнографии»), самоубийств, «смелых философских позиций автора» — то есть антирелигиозного и противонравственного нигилизма. Успел Михаил и поработать киносценаристом, написав сюжеты для таких русских дореволюционных фильмов, как «Ревность», «Мститель», «Дневник соблазнённой», «Закон дикаря», «Позор разврата», «У последней черты», «Дьявол». Михаил знал толк в шок-контенте, и его работы пестрили казнями, насилием, сценами предсмертных судорог, свободной любовью и помешанными на себе самовлюблёнными персонажами.


Карикатура на Михаила Арцыбашева в журнале «Сатирикон»

Не приняв новый режим, после Октября 1917 года Арцыбашев-старший стал непримиримым критиком нового строя и бежал на родину матери в Польшу, где в варшавской русской прессе писал ядовитые антибольшевистские статьи. Зинаида Гиппиус о нём вспоминала: «Да, Арцыбашев „единственный“ из писателей; если и есть у других такая же беспримесная, чистая ненависть к убийцам России, такая же готовность на всякую борьбу, на всякую жертву ради воскресения родины, — эти чувства — увы — слишком часто соединяются с тоской о России прошлой, невозвратимой и ненужной».


Иллюстрация Бориса Арцыбашева для Life Magazine, октябрь 1941 года

Отец-Арцыбашев ещё до начала Первой мировой войны говорил своему сыну: «Уезжай из России, не паразитируй на моей известности, смени имя». Борис не последовал лишь последнему совету. Взросление Арцыбашева-младшего пришлось на революционное лихолетье в России — в 1917 году Борису исполнилось 18 лет. Он вступает в Белую армию, но в 1919 году после падения белых сил на Юге России из Харькова он отправляется в эмиграцию.


Иллюстрации Арцыбашева не потеряли актуальности — прошло 70 лет, и вот опять они красуются на обложках американских глянцевых изданий. Журнал «Current Affairs», 2016 год, США

Проницательный Арцыбашев-младший уезжает, минуя традиционные Париж и Константинополь, сразу в Нью-Йорк. Выбор был неочевидный, Борис не знал английского языка и не имел никаких контактов в Америке. Возможно, он просто повиновался зову предков. По своей бабушке (по отцовской линии) он приходился праправнуком польского полководца и эмигранта Тадеуша Костюшко. Это крупная историческая фигура, герой войны за независимость США, а позже реэмигрант в Речи Посполитой, упорно пытавшейся сопротивляться разделам. Позже, когда восстание Костюшко против России в 1794 году захлебнётся, он опять станет эмигрантом в США, а закончит жизнь в Швейцарии. Его именем названа не одна улица и не один парк не только в США и Польше, но даже в Австралии. То есть какая-то зацепка к Америке у русского потомка Костюшко присутствовала.


Портрет Тадеуша Костюшки в американской военной форме, 1802 год, Karl Gottlieb Schweikert

Прибыв в Нью-Йорк и имея на руках только гроши и ничего больше (14 центов!), Борису подворачивается удача. Сотрудник иммиграционной службы, через которого проходит Борис, помогает ему устроится на работу в гравёрную мастерскую в Нью-Йорке, где Арцыбашев получает свой первый опыт помощника иллюстратора. Конечно, амбициозному молодому человеку с достойной родословной и в самом расцвете сил такая работа быстро надоедает! А жить и трудится где-то надо. В самом начале двадцатых он работает год на нефтяном танкере где-то между югом США и Мексикой, и как только зарабатывает достаточно денег, через год возвращается в Большое Яблоко, чтобы начать зарабатывать трудом художника-фрилансера.


Реклама автомобильного масла Shell, 1951 год, Борис Арцыбашев

Художественная биография Бориса начинается в 1922 году. Первые его работы, как этого и стоит ожидать, были на русскую тему. Он оформляет детскую книгу сказок русского писателя Дмитрия Мамина-Сибиряка «Verotchka's tales». Его креативный и необычный стиль привлекает американских издателей, и следующие его работы — это уже оформления книг местных и европейских писателей.


Как типичный русский художник-эмигрант, рисовал Арцыбашев и в стиле кубизма. Это его обложка журнала «The Golden Book Magazine», февраль 1929 года, США

Борис работает и по русской теме, иногда оформляя русские заведения, и, разумеется, сотрудничает с русским балетом. В его случае это балет Михаила Фокина, тоже нью-йоркца, выпускника Дягилева и балетмейстера известной эмигрантки Анны Павловой. Уже в 1921 году Михаил имел свою школу танцев в Нью-Йорке и быстро стал видной фигурой американского балета. Сотрудничество с ним несомненно было удачей для Арцыбашева и помогло завести полезные знакомства в высшем свете американского общества.


Михаил Фокин — одна из американских звёзд русского балета, 1920-е. Где-то между США и Францией

Вернется Борис и к сказкам. Я, например, лично приобрёл на Amazon его книгу «Seven Simeons» 1937 года издания всего за 10 фунтов. Это очень дёшево! Сравните, его единственная другая книга — автобиография «As I see it» 1954 года продаётся по цене от 120 до 400 фунтов. В «Seven Simeons» Борис сам пересказал на английском языке русскую народную сказку «Семь симеонов», сам же оформил к ней иллюстрации. За неё в 1938 году он получит награду Coldecott Medal, ежегодно выдающуюся иллюстраторам детских книг.


Книга русской народной сказки «Семь симеонов», одна из двух книг, от корки до корки выполненных Арцыбашевым. Издание 1937 года, Британия

Впрочем, это не первая его награда — получал он и другие награды за оформление детских книг в 1933 и 1928 годах, тогда ему дали награду за оформление книги с забавным для сегодняшнего дня названием «Gay Neck». А первый раз американские иллюстраторы признали его в 1927 году, когда Бориса наградили сразу Американская ассоциация библиотек и Американский институт графических искусств.


Арцыбашев рисовал многих советских лидеров: Сталина, Хрущёва, Маленкова, Брежнева. Это — Никита Сергеевич времён ХХ съезда КПСС

К концу 1920-х годов Арцыбашев уже имел постоянную клиентуру в лице нью-йоркских и парижских издательств. Как и Erté, герой нашей первой серии, ещё 90 лет назад Арцыбашев легко работал на два континента в мире, где ещё не только интернет, да и телефон с радио не везде был.


Король американского телевидения — шоумен Милтон Берл (как водится — потомок ашкеназов из России). Обложка Time от апреля 1949 года, Борис Арцыбашев

С начала 1930-х Борис начинает работать на коммерческий сектор, оформляя рекламу для таких известных мировых концернов, как Xerox, Shell Oil, Pan Am, Casco Power Tools, Alcoa Steamship Lines, Parke-Davis, Avco Manufacturing, Scotch Tape, Wickwire Spencer Steel Company, Vultee Aircraft, World Airways и Parker Pens.


Иллюстрация Арцыбашева для Life Magazine, 1942 год

Уже в 1930-х Борис вырабатывает свой стиль — смесь реализма с сатирическим сюрреализмом, причем не весёло-добрым, как у Константина Аладжалова, а даже несколько пугающе-холодным, по стилю более близким к фильмам ужасов.


Обложка Арцыбашева, посвящённая покорению космоса. Time, 1952 год

Присмотритесь на рисунки Бориса 1940-х годов и вспомните название сценариев фильмов Арцыбашева-старшего: «Дьявол», «Мститель», «У последней черты». Хотя на самом деле единого стиля у Бориса нет. Американцы так и говорили — «хамелеон», имея в виду, что Борис работал в абсолютно разных стилях. От традиционно-русской графики, французского кубизма и сюрреализма до антропоморфизма.


Десяткам миллионов американцев хотелось выполнить такую обложку для Time, но выпало её сделать 7 мая 1945 года именно русскому Борису Арцыбашеву

В 1940 году Арцыбашев продаёт свою первую обложку журналу Time, с которым у него начинается плодотворное сотрудничество. Обложки пришлись по вкусу Time. Причём какие это были обложки! Гитлер, Сталин, Рузвельт, Роммель, Фон Бок, Макартур — то есть все ключевые лица времён войны, включая портреты тех, кого Time выбрал «Человеком года» («Man of the Year»).


Портрет одного из виднейших фельдмаршалов Вермахта — Фёдора фон Бока, немецкого генерала русского происхождения. Портрет Бориса Арцыбашева для Time, сентябрь 1942 года

Когда в 1941 году Америка включается во Вторую мировую войну, американский истеблишмент приглашает уже натурализованного гражданина США Бориса Арцыбашева советником — экспертом в отдел психологической борьбы при Госдепе США (U.S. Department of State, Psychological Warfare Branch). Это довольно необычное назначение.


Борис Арцыбашев — русский эксперт по психологической борьбе Госдепа США, 1941–1945 год

Художников действительно часто привлекают к созданию военной пропаганды (как, например, Бродовича из Harper’s Bazaar), но Psychological Warfare гораздо шире пропаганды. Оно включает в себя терроризм, информационную борьбу, false flag operations (подставные операции под «чужим флагом»), разработку и воплощение стратегий деморализации населения, как, например, плана идеологизированных переименований городов или плана операций «шока и трепета» (умышленного применения превосходящей силы — бомбёжка мирных кварталов Дрездена или ядерная бомбардировка Хиросимы).


Постер, агитирующий американцев сдавать металлолом для военных нужд США, 1942 год. Автор: Борис Арцыбашев

У американцев, тогда ещё довольно мирной нации, в начале 1940-х был недостаток местных специалистов по этой области, поэтому американскому Госдепу приглянулись не только мрачные сюрреалистические иллюстрации Бориса, но и опыт участия в Гражданской войне в России, где обе стороны вовсю практиковали и пропаганду, и деморализацию противоположной стороны и мирного населения.


Не забывал Борис Арцыбашев и о родине — это его иллюстрация для Life Magazine времён начала Холодной войны, 1951 год

После окончания войны Борис продолжает сотрудничество с Time, выполняя для них обложки и иллюстрации. Одна из любимых тем Бориса — это антропоморфизм, одушевление неживых предметов и вещей. На эту тематику, которая и по сей день не потеряла своей актуальности (искусственный интеллект, роботы, ожившие машины), Борис выполнил много работ пророческого рода, за которые его ценят американские иллюстраторы.


Одна из шедевральных и пророческих обложек Бориса Арцыбашева для выпуска Time о взаимодействии компьютера и общества. Это одна из его последних обложек

Time с удовольствием работал с Борисом до 1965 года, когда их сотрудничество оборвала его внезапная смерть в возрасте 65 лет. Рано, но он хотя бы пережил отца, умершего совсем по нынешним меркам молодым — в возрасте 48 лет.


Портрет «короля джаза» Луи Армстронга, февраль 1949 года, Борис Арцыбашев

К сожалению, на Борисе род Арцыбашевых прекратил своё существование. Михаил со своей супругой Элизабет (умершей ещё в 1955 году) не оставили потомства, но своими иллюстрациями он себя навсегда вписал в русскую и американскую историю.


Иллюстрация Бориса Арцыбашева для печатного выпуска на 25-летие клуба Overseas Press Club of America, 1960-е. Чем не вещий рисунок? Ведь журналист — это не только наблюдатель, но и бомбардировщик на информационной войне, в которой Арцыбашев знал толк

Mr. Time

Борис Шаляпин — уже не первый отпрыск Шаляпиных, попадающий на наши страницы.


Портрет Фёдора Шаляпина 1934 года, где на заднем фоне можно увидеть и молодого Бориса. Тятенька Шаляпина-младшего старался помогать всеми силами карьере сына

Прежде мы освятили Мисс Россию’1931 — Марину Шаляпину, дочь певца. Был у Шаляпина ещё и сын-актёр — Фёдор, снимавшийся в итальянском и иногда голливудском кинематографе. Однако более известным Шаляпиным-младшим среди западной публики стал его сын Борис. Точнее, не сам Борис, а его портреты, красующиеся на 414 номерах еженедельника Time с 1940 до 1970 года.


Портрет первого американского президента, родившегося в ХХ веке. Борис Шаляпин, ноябрь 1960 года

Из всей нашей десятки героев, как ни странно, дворянин Шаляпин — самый советский, и это единственный «коренной москвич». Он родился в 1904 году в первой семье Шаляпина. C Мисс Россией-1931 они не родные брат с сестрой, а только единокровные.

Детство Борис провёл в Белокаменной, в 1919 году год проучился в Петрограде, чтобы вернутся теперь уже в столичную Москву. Там он учится в ГСХМ (Государственных свободных художественных мастерских) и ВХУТЕМАС (Высших художественно-технических мастерских) у художников Дмитрия Кордонского, Абрама Архипова и у скульптора Сергея Конёнкова.


Портрет модного советского поэта и любителя американской жизни Евгения Евтушенко. Борис Шаляпин, апрель 1962 года

В 1923 году он получает рабочую командировку в Париж на 3 месяца. К тому моменту отец Фёдор уже живет заграницей. В 1925 году при помощи отца Борис переезжает окончательно в Париж. Фёдор покупает там сыну мастерскую на Монмартре. Многим нашим героям и не снилась такая помощь. Как мы помним, некоторые год собирали по копейке на билет в один конец в Нью-Йорк, куда прибывали с 14 центами в кармане. С другой стороны, в случае Шаляпина это были честно заработанные деньги, а не сомнительные состояния, сколоченные в годы революции.

Не без помощи отца Борис продолжает учёбу в Париже в частной скульптурной академии Коларосси у французов и берёт уроки живописи у звёздных эмигрантских художников — Константина Коровина и Павла Степанова.


Портрет легендарного израильского лидера Бен-Гуриона. Борис Шаляпин, январь 1956 года

В 1927 году во время выступления отца в оперном театре в лондонском Ковент-Гардене (самый центр Лондона, что-то вроде района около метро Театральная в Москве) Борис первый раз выставляет на продажу портреты своей работы.


Фёдор Шаляпин вместе с Борисом, выполняющим портрет отца, 1920-е, Париж

Тут надо сказать, что с детства Борис хотел стать певцом, но мудрый отец, как и в случае Арцыбашева, отговорил его — мол, будешь всегда в моей тени — зато всячески приветствовал стремление Бориса к живописи. Фёдор крупно помогал Борису, особенно в области пиара — брал его с собой на выступления по всему миру, чтобы тот мог в фойе театров и концертных залов продавать картины. Он сам позировал Борису, звал своих многочисленных светских друзей позировать сыну и агитировал их приобретать его работы.


Портрет лидера британских лейбористов и премьера Британии Гарольда Вильсона. Борис Шаляпин, октябрь 1963 года

Все 1930-е Борис провёл в Париже, крутясь в обществе русских эмигрантов, с которыми он выставлялся на русских выставках в парижских галереях d’Alignan (1931), La Renaissance (1932), зале Yteb (1935), в Булонь-Бийанкуре (1935), а также в Праге (1935).

Ещё в 1935 году Борис переселяется в Нью-Йорк, где ему кажется, что американцам более придётся по вкусу его реалистическая портретная манера. Помогает ему войти в американское светское и артистическое общество работа с местными представителями русского балета и русского Голливуда — Джорджем Баланчиным, Михаилом Фокиным, полковником де Базилем, Татьяной Тумановой, Ириной Бароновой.


«Человек года» 1956 года — венгерский «борец за свободу». Борис Шаляпин

Параллельно Борис активно выставляется по всей стране. В целом его персональные выставки пройдут в Нью-Йорке (1935, 1937, 1938, 1958, 1959), Филадельфии (1937), Лос-Анджелесе (1941), Палос Вердесе и Палм-Спрингсе, Калифорния (1942), Сан-Франциско (1944), Уэстпорте, Коннектикут (1957), Аллентауне, Пенсильвания (1958), Эль-Пасо, Техас (1971), Палм-Бич, Флорида (1975), а также в Лондоне (1959) и Швейцарии (1973).

В начале 1940-х Бориса принимают на работу в Time Inc., и он сделает более 520 обложек для журнала Time Magazine, из которых 419 будут приняты. Его работы были всегда посвящены ключевому персонажу или ключевой истории выпуска.


Портрет архитектора-модерниста Ле Корбюзье, чей след остался и в Москве (здание Центросоюза). Борис Шаляпин, май 1961 года

Это ставило Бориса в жёсткие рамки, ему часто требовалось выполнить портрет в течение 7–8 часов. Иногда — например, в случае выборных кампаний — ему требовалось сделать два портрета, чтобы после объявления результатов неспешно рисовать нужный портрет или чтобы журнал не попадал впросак, как журнал Newsweek, выпустивший в продажу в 2016 году номер с «победительницей выборов» Хиллари Клинтон.

Портреты Бориса великолепны. Яркие краски, живые лица, иногда банальный (виной тому стилистика журнала), но зато всегда доходчивый ассоциативный ряд и фон портретов. Любопытно сравнить стилистику портретов Шаляпина и Арцыбашева. Всё-таки оба русские, работали в том же журнале, с теми редакторами, даже в те же самые годы. Портреты Шаляпина скорее гламурно-позитивные, а вот портреты Арцыбашева — с налётом сюрреализма, а иногда и гротеска. Видно, как биография накладывает отпечаток на стиль художника.


Предсвадебный портрет звёздной американской парочки Патрика Ньюджента и Люси Джонсон (дочери президента Линдона Джонсона). Борис Шаляпин для Time Magazine, 1966 год

А сама коллекция Шаляпина! Проработав на журнал с 1942 по 1970 год, по его портретам можно изучать историю мира. Кого там только нет: Мэрилин Монро и Георгий Маленков, архитектор Корбюзье и премьер-министр Израиля Голда Меир, королева Елизавета II и Далай-лама. Список можно продолжать до бесконечности. Не зря за такую работу конвейером ему дали кличку «Mr.Time».

Есть и интересная история одного очень русского портрета. 20 апреля, в американскую ночь (и советский день), когда Юрий Гагарин покорял космос, Борис со своей женой Хелен «гуляли» далеко за полночь, отмечая 19-летнюю годовщину свадьбы. В 8 утра редактор Time позвонил Борису, срочно заказав портрет советского космонавта. Похмелье, головная боль, знакомство с физиономией Юрия лишь по фотографиям в утренних газетах, тем не менее, не помешали Борису выполнить знаковый портрет для обложки Time выпуска 21 апреля 1961 года. Мне кажется, у него это вполне получилось.


Портрет Георгия Маленкова — одного из советских небожителей оттепели 1950-х. Борис Шаляпин для Time Magazine

Что интересно, Борис довольно часто для русского эмигранта бывал в Москве. В первый раз он приехал — уже, разумеется, как американский гражданин — в 1960 году по советско-американской программе культурного обмена. Позже несколько раз приезжал в 1960-х и 1970-х. Он общался со своими советскими друзьями (всё-таки прожил 21 год в стране), встречался с простым советским народом. В 1960-х он был принят министром культуры СССР Фурцевой.


Борис и Хелен Шаляпины на прежней родине Бориса в 1960-е

В 1968 году в Доме дружбы в Москве состоялись его выставка и встреча с советскими художниками, а в 1975 году у него прошла ещё одна выставка в советской столице.


Американец Борис Шаляпин на встрече с советскими детьми в один из своих визитов в Москву в 1960-х

В 1983 году, уже после смерти художника, в американском посольстве в Москве прошла уже посмертная выставка портретов Бориса Шаляпина.


Это настоящая ирония судьбы, что дом-музей Фёдора Шаляпина, где сейчас находятся многие работы его сына, располагается по соседству с посольством США — страны, где Борис и обретёт свою известность и родину

Ныне большое количество работ художника находится в Москве, прямо по соседству с нынешним зданием американского посольства на Садовом кольце в доме-музее его отца — Фёдора Ивановича Шаляпина. Представлен Шаляпин и в Национальной портретной галерее в Вашингтоне, Смитсоновском американском музее искусств и многих других собраниях.


Глава Югославии маршал Тито. Борис Шаляпин для Time Magazine, 1950-е

Самое время включить портреты Шаляпина в постоянную экспозицию Третьяковской галереи. Он заслужил!

Климент Таралевич, vatnikstan.ru



Назад
0 ()
Псевдоним:
Courriel:
Комментарий:
Оценка: