RSS
Добро пожаловать

Уважаемые посетители, приветствуем вас на сайте Бельгийской Федерации Русскоязычных Организаций!

Попечители
Новое видео

Афиша

Блог редактора
Вся реклама

Все о переселении в Россию

Под крышу дома своего
30 Март 2016
Почти полмиллиона человек приняло участие в Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом. Об этом сообщил недавно руководитель ФМС Константин Ромодановский, отметив, что каждый год число желающих связать свою жизнь с Россией возрастает. Спецкор «Культуры» разбирался в тонкостях миграционной политики
Люди с запросами

Сергей переезжает в Россию из солнечной Бухары. Национальность — русский, вероисповедание — православный. Шесть лет назад окончил в нашей столице Институт русского языка им. Виноградова по специальности «преподаватель русского как иностранного» — теперь обучает «настоящих» иностранцев. В общем, типичный представитель Русского мира за рубежом. Но наше гражданство в ближайшие годы ему не получить. Собирался было осесть в Белокаменной сразу после учебы — в институте предлагали работу, однако по семейным обстоятельствам пришлось вернуться в Узбекистан. Обратно в Москву приехал только в конце прошлого года. И был разочарован.

— За это время правила ужесточили, — рассказывает Сергей. — У меня жена россиянка, и раньше я бы мог стать гражданином России автоматически. Но теперь придется помучиться.

Сначала надо получить разрешение на временное проживание (РВП). Потом — вид на жительство (ВЖ), и только после этого подавать документы на гражданство. Сейчас парень несколько раз в неделю просыпается около трех часов ночи и заказывает такси, чтобы отправиться к столичному Паспортно-визовому центру (ПВЦ) на Новослободской — единственному учреждению в Москве, которое работает с документами мигрантов. Перед входом огромная толпа таких же бедолаг, мерзнущих на предутреннем морозце, многие стоят здесь с вечера. Сергей ищет свое место в очереди — все пронумеровано, за порядком следят «общественники» из числа тех же страждущих. В восемь утра Центр открывается, и часть народа пропускают внутрь. Они проходят к аппарату, который выдает талончики на прием к различным специалистам. Ведь чтобы получить, например, РВП, надо не просто сдать документы, а пройти еще множество сопутствующих процедур (дактилоскопия, тест на знание русского языка и т.д.). Все это можно сделать в ПВЦ, однако каждый раз необходимо брать талончик. Желающих много — талонов на всех не хватает...

— Пришлось отстоять три ночи, пока впервые добрался до заветного терминала, — вспоминает Сергей. — Мало того, что не спал, так еще неизменно к восьми вечера приезжал сюда на перекличку: выкрикивают номер — ты отзываешься. Нет тебя на месте — вычеркивают, и становись опять в конец.

По расчетам Сергея, в таких очередях ему придется провести еще около месяца. И это только первый шаг к получению гражданства, а весь путь растянется надолго: три года — с РВП, следующие пять — с ВЖ, и лишь затем — «книжица» с орлом... А все оттого, что Сергей — человек с запросами. Хочет жить не просто в России, но именно в Москве. В ином случае заветный паспорт он мог бы легко получить спустя шесть месяцев после обращения. Для этого надо стать участником Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом. Но, к огорчению Сергея, ее действие на столицу, как и на Московскую область, Крым и ряд других регионов, не распространяется.

Крым и немцы

— В 2007 году, когда начала реализовываться госпрограмма, в проекте участвовало 12 пилотных регионов, — рассказывает «Культуре» начальник Управления по организации работы с соотечественниками и переселенцами ФМС России Виталий Яковлев. — Сейчас их уже 60. Это субъекты Федерации, которые нуждаются в трудовых ресурсах вообще или в специалистах определенных профессий. Понятно, что в Москве или Подмосковье такая проблема не стоит. Поэтому они и не участвуют в программе.

Если объяснять совсем просто, то человек приходит в российское консульство (посольство, представительство ФМС) за рубежом и говорит: хочу стать участником этого проекта. Ему предъявляют список регионов, куда он может перебраться и на какие вакансии рассчитывать, — такие данные региональные власти отправляют в ФМС ежеквартально. Если обратившийся согласен, начинается сбор сведений о нем: имеет ли право претендовать на статус соотечественника, есть ли непогашенные судимости (если есть — сразу откажут), проверят подлинность документов и т.д. Схитрить, выбрав одно место, а поселиться в другом, в той же Москве, например, — теоретически возможно, но пробовать не стоит: попадешься — многого лишишься. По закону переселенец обязан прожить там, где указал изначально, не менее трех лет (до прошлой осени было не менее двух), иначе вынужден будет вернуть государству все средства, затраченные на переезд. И вторую попытку уже не дадут.

Нынешний год для госпрограммы — юбилейный, десятый. И поток переселенцев все это время только нарастает. Например, со 2 декабря 2006-го, когда она стартовала, до конца 2007-го в Россию вернулось всего 26 человек. Но в 2013-м — уже 34,7 тыс., в 2014-м — 106,3 тыс., в минувшем — 183,1 тыс. Всего же с начала действия программы, по словам главы ФМС Константина Ромодановского, в ней приняло участие 460 000 переселенцев. Это данные на конец 2015-го. А за текущий год добавилось еще 30 000, уточнили в ведомстве. Вот и набежало полмиллиона.

Закон четко определяет, кто попадает под определение «соотечественник». Это «граждане России, проживающие за рубежом, люди имевшие гражданство СССР, проживающие в странах бывшего Советского Союза и получившие гражданство этих стран или ставшие лицами без гражданства; выходцы из России и СССР и их потомки».

— По некоторым оценкам, число «соотечественников за рубежом» может составить до 30 миллионов человек, — говорит Виталий Яковлев. — Так что в ближайшие годы без работы мы не останемся. Люди возвращаются в Россию по разным причинам: тут и желание воссоединиться с семьей, и экономические факторы, да и та же ностальгия. Но, в отличие от программ по репатриации, действующих, например, в ФРГ или Израиле, где настойчиво пытаются собрать всех «своих», мы никого не агитируем. Желание вернуться — либо оно есть, либо нет. Важно осознанное стремление человека вновь жить на Родине. Только тогда государство включается в работу и оказывает помощь.

По статистике ФМС, чаще всего в Россию в рамках госпрограммы переезжали из Казахстана, Узбекистана и Молдавии. Главная причина — не столько отношение там к русским, хотя и оно оставляет желать лучшего, сколько резкое падение уровня жизни. Нет работы, в домах перебои с подачей воды, электричества. Но вот отпускать их, а это в большинстве своем грамотные, образованные специалисты, местные власти не очень торопятся. По словам того же Сергея, упомянутого в начале статьи, в Средней Азии в русскоязычные круги постоянно вбрасываются слухи, что программа по содействию переселению соотечественников — всего лишь очередной способ набрать гастарбайтеров. Мол, дошло до того, что даже русские там смогут рассчитывать только на самую грязную низкооплачиваемую работу.

— Это не так, — уверяет Виталий Яковлев. — Гастарбайтер приезжает заработать денег. Он не будет связываться ни с какими программами, не станет тратиться, например, на перевод всего пакета документов на русский язык, есть и другие статьи расходов. И время на все эти оформления требуется немалое. А переселенец обустраивается в России навсегда, с семьей, детьми, с желанием основательно пустить корни. Он понимает нашу культуру, язык и получает совсем другие возможности для роста.

Прежних лидеров в последние два года по понятным причинам потеснили переселенцы с Украины — в 2015-м, например, они составили более 60 процентов от общего количества возвращающихся в Россию. А вот меньше всего к нам едут из стран Балтии.

— Все, кто оттуда хотел перебраться, уже уехали, — отмечает чиновник. — Мы там даже представительства ФМС закрыли.

Впрочем, тоненький ручеек из Прибалтики все еще бежит в нашу страну — 0,2 процента по итогам минувшего года. Почти все они оседают в Калининградской области — близко, да и климат схож.

Ежегодно примерно полпроцента переселенцев прибывают из стран, не входивших в Советский Союз. В основном из Германии.

— Там проживает около 4 миллионов русскоязычных немцев, — приводит статистику Яковлев. — После известных новогодних событий в Кёльне (когда толпы мигрантов устроили массовую охоту на немецких женщин. — «Культура») в представительстве ФМС в Германии и на сайте ведомства зафиксирован резкий приток посетителей. Нет, люди пока не уверены, что хотят уехать, просто интересуются возможностью, условиями.

В середине февраля МИА «Россия сегодня» сообщило, что община русскоязычных граждан Германии из Баварии направила письмо главе Крыма Сергею Аксенову с просьбой оказать им помощь в переселении на полуостров. Они объяснили свое желание тем, что в Германии очень остро стоят вопросы безопасности. Пышным цветом расцветает преступность. А резкое увеличение количества мигрантов, которые, пользуясь попустительством властей и правоохранительных органов, нарушают законы и пренебрегают местными традициями, угрожает общественным устоям.

В интернете это обращение вызвало жаркие обсуждения. Немцев заклевали: мол, чего это им Крым подавай, пусть Дальний Восток осваивают.

«Надеюсь, ребенок больше не услышит выстрелов»

По данным ФМС, в прошлом году 42 процента «возвращенцев» выбрали для проживания Центральный федеральный округ. Далее идут Сибирский (16 процентов) и Приволжский (12 процентов). Это объяснимо: территории относительно хорошо благоустроены, здесь неплохой климат (сибирская экзотика никого не пугает), но в то же время есть нужда в трудовых ресурсах. Лидируют Липецкая, Воронежская и Челябинская области. Хуже всего идут дела в Дальневосточном федеральном округе и байкальском регионе Сибири (Бурятия, Забайкальский, Хабаровский и Приморский края, Еврейская автономная, Сахалинская и Иркутская области). Сюда переселенцев не привлекают даже высокие подъемные, выделяемые государством: 240 000 рублей участнику программы и по 120 000 каждому члену его семьи. В остальных регионах — 20 и 10 тысяч соответственно.

Однако власти не оставляют попыток сделать Дальний Восток привлекательнее для переселенцев. Сейчас в Госдуме рассматривается закон, по которому люди, приехавшие сюда как участники госпрограммы, автоматически, даже еще до оформления гражданства смогут получить гектар земли, как и «коренные» россияне. На первые пять лет — в безвозмездное пользование, далее, если человек ее обрабатывает, в собственность. Закон должен быть принят уже в нынешнюю сессию работы парламента. Кстати, большое заблуждение — разговоры о том, что переселенцы отказываются ехать в сельскую местность. Статистика гласит: в 2015-м туда отправились с семьями почти треть участников госпрограммы. Примерно такие же цифры были и годом ранее. Насильно никого не заставляют, значит, видят люди выгоду. Для многих же просто сердцу привольнее не в душном городе, а на российских просторах. Но и на селе ждут не каждого.

— Главные критерии, по которым мы будем приглашать к себе людей, — наличие высшего или среднего специального образования, а также готовность работать в сельской местности врачами или учителями, — говорит «Культуре» начальник УФМС по Краснодарскому краю Алексей Чебураков. — Кубань только в 2016-м стала участником госпрограммы, соотечественников планируем начать принимать летом. Рассчитываем удовлетворять до 500 заявок в год.

А еще, добавил чиновник, охотно будут брать и «людей с деньгами»: имеющих возможность приобрести жилье или участвовать в программах ипотечного кредитования. А это подразумевает, что жить они станут не обязательно на селе, но и в крупных городах Краснодарского края. Кубань — довольно комфортный регион, и эксперты не сомневаются, что проблем с нехваткой переселенцев не возникнет.

Побывав там недавно, познакомился с семьей: Сергей и Татьяна, их восьмилетний сын и бабушка. Уже больше года живут под Краснодаром в Центре временного размещения. Приехали из Луганска, где супруги трудились журналистами. Сейчас Татьяна нашла временную работу по специальности в Краснодаре. Муж довольствуется разовыми заказами на местных сайтах. А еще он репетиторствует — занимается с недорослями русским языком и литературой, пришлось вспоминать все, что когда-то вдалбливали в Киевском университете на филфаке. Семья планирует принять участие в госпрограмме и остаться. Однако купить квартиру в Краснодаре они явно не смогут. А вот поехать в село — другое дело.

— Почему бы и нет, — пожимает плечами Сергей. — Я смог бы работать учителем словесности, мой диплом это позволяет, еще на курсы повышения квалификации запишусь. А Тане, наверное, придется «на удаленке», по интернету сотрудничать с изданиями. Хотя, может, и в деревне найдется ей какое-нибудь дело. Главное, приятный климат, свой дом вместо этого общежития, а еще, надеюсь, ребенок никогда больше не услышит выстрелов — о таком счастье можно только мечтать! Так что сейчас готовим документы, чтобы, когда программа заработает на Кубани, быть во всеоружии.

Кстати, по данным ФМС, около 600 000 вынужденных переселенцев с Украины планируют принять российское гражданство. Специально для них в госпрограмму внесли изменения. Им разрешено представлять меньший пакет документов по сравнению с остальными. У многих сгорели дома, и восстановить бумаги в полном объеме нет возможности.

— Вообще, к каждому участнику программы стараемся найти индивидуальный подход, — делится Яковлев. — Недавно переселяли в Приморье группу староверов из Боливии. Под сотню человек. Это, как вы понимаете, люди специфического уклада. С властями не очень-то общаются, поэтому у половины не все документы выправлены, даже дети порой не зарегистрированы. Пришлось подключать посольство. Переселенцы уже в России, а их бумаги, разные справки наши дипломаты все еще передают через пилотов рейсовых пассажирских самолетов. Повозились с ними, но справились. Скоро ждем новую группу в двадцать человек из Южной Америки. Селятся они общинами на Дальнем Востоке, в Забайкалье. Для них мы сразу у местных властей землю просим, где-нибудь подальше от соблазнов цивилизации — как они привыкли жить.

А недавно дополнительные льготы получили соотечественники — научные работники, имеющие кандидатские и докторские степени. Так, в различные российские наукограды перебрались уже около 130 русских ученых из зарубежья. В основном едут медики и представители естественных наук. Сейчас в программу вносится очередное изменение: льготы получат переселенцы с многодетными семьями. Потом наверняка придумают что-нибудь еще, дабы возвращение на Родину стало привлекательнее...

Впрочем, бывают и осечки — этого в ФМС не скрывают. Некоторые, прибыв на новое место жительства, оглядятся, задумаются — и назад. В 2015-м, например, таких оказалось 1,65 процента от всех приехавших. Чаще всего разочаровывает Дальний Восток: в этом регионе «коэффициент отказа» в полтора раза выше среднероссийского — 2,47 процента. Так что за год набралось примерно три тысячи человек, которым издалека Россия казалась более привлекательной, чем в действительности. Что же, насильно мил не будешь.


Андрей Моисеенко, "Культура"




Назад
0 ()
Псевдоним:
Courriel:
Комментарий:
Оценка: